Северодвинск. Герб Северодвинска. Город Северодвинск
Северодвинск основан в 1936 году.
Территория города 120 кв. км
С 1936 по 1938 посёлок городского типа Судострой
С 1938 по 1957 город Молотовск
С 1957 Северодвинск
Телефонный код: 8184****** (81842*****)
Численность населения на 2007 год 193.2 тыс. жителей
Город расположен в 35 км. к западу от Архангельска и в 1200 км. от Москвы
С 2009 года мэр Северодвинска Михаил Аркадьевич Гмырин.
Герб города Гимн Северодвинска Справочник Мэр Северодвинска Карты Северодвинска Архангельская область Севмаш Звёздочка Карты районов области Отправка SMS

Образование

Детско-юношеский центр (Дюц) Северодвинска

Севмашвтуз - Филиал  Санкт-Петербургского морского технического университета в г. Северодвинске

Центр юношеского научно-технического творчества (Цюнтт) г. Северодвинске

История Архангельского севера

07:05:2008 г.
История Отечества является важной частью всемирной истории; точно так же региональная история России может быть представлена как макрорегионами (Европейский Север, Русский Север, Архангельский Север), так и микрорегионами (уезды-районы, сельские и городские поселения, улицы и пр.).
Нынешняя Архангельская область в разные времена входила в состав более крупных регионов или дробилась на части, но всегда соотносилась с такими регионами, как Заволочье, или Заволочская Чудь (Х1-Х1У вв.), Двинская земля (Х1У-ХУП вв.), Архангелогородская губерния (с 1708 г.), Архангельская область в составе Вологодского наместничества (с 1780 г.), Архангельское наместничество (с 1784 г.), Архангельская губерния (1796-1929), Северный край (1929-36), Северная область (1918-20; 1936-37) и Архангельская область (с 23.09.1937). Таким образом, исторически правильнее говорить не об Архангельской области, а об Архангельском Севере, куда в разное время входили Мурманская область (до 13.06.1921), беломорская часть Республики Карелия (до 4.08.1920), территория Республики Коми (до 1936 г.). Исключать эти регионы из истории Архангельского Севера было бы исторически неверно.
В современной исторической науке происходит изменение мировоззренческих ориентиров. Стержневым принципом в освещении исторического прошлого становится искреннее стремление к исторической правде. Наряду со статьями, освещающими конкретные исторические события на Архангельском Севере, в книге даются краткие жизнеописания отдельных людей. Особое внимание при отборе биографических справок было уделено рабочими крестьянам, корабелам и мореплавателям, государственным и общественным деятелям, ученым-историкам и краеведам Севера, деятелям культуры - писателям, художникам - словом, тем людям, кто оставил заметный след в истории края. В их характеристиках нет привычных штампов-панегириков («выдающиися», «великий», «прославленнъга» и пр.), как, впрочем, нет и нетативнных оценок («ренегат», «тиран», «диктатор» и др.). Биографии и автобиографии построены на наиболее существенных жизненных моментах и коллизиях, вносящих в общий контекст истории края ценную историческую информацию.
Расширилось в целом поле исследования; в ходе подготовки статей к изданию изучались как основные, так и маргинальные («окраинные») группы социально значимых проявлений общественной и государственной самодеятельности северян. Новейшая социальная история Архангельского Севера исследует не только социально-экономические и политические процессы, но и мотивации человеческой деятельности, ее психолого-ментальные аспекты (образ жизни, ценностные ориентации, социальные характеристики, проявления национального самосознания и пр.). Исследовалась вся совокупность жизни общества, выявлялся социально-культурный смысл исторических явлений (административно-территориальное деление региона, историко-географическая номенклатура, органы местного государственного управления и самоуправления, экономические структуры, социальные группы, явления общественной жизни, исторический аспект духовной и материальной культуры, деятельность конфессий и т.д.). Не преувеличивая и не принижая роли классов и сословий, не придавая решающей роли классовой борьбе, мы все же убеждены в том, что классово-сословные и другие корпоративные структуры человеческого сообщества во все времена существования государства оказывали значительное влияние на политику власть предержащих (самодержавие, партийные и советские органы власти). Проблема синтеза в исторических исследованиях воплотилась в поисках взаимосвязей социальной и политической истории. Здесь на первый план выступило изучение феномена власти - центральной и местной (например, Новгород - Двинская земля, Москва - Поморье, Санкт-Петербург-Архангельская губерния, СССР - Советский Север, Российская Федерация - Архангельская область). Мы поддержали разработку проблем культуры и менталитета в современной исторической литературе, в том числе вопросов социально-исторической экологии и религиозного сознания. Изучение прошлого основывалось на понятиях и представлениях исследуемой эпохи, на так называемом «диалоге культур», что обусловило верность исторических реконструкций и позволило избежать модернизации истории в свете современной ментальности. Редколлегия предоставила авторам статей возможность высказать свое мнение по конкретным фактам истории края. В совокупности эти мнения могут, в свою очередь, привести к «диалогу» концепций.
Авторы тома изучили значительный по объему комплекс исторических источников - устных, письменных и вещественных. Исследовались концепции в опубликованных научных и краеведческих трудах («историографические факты») или в неизданных рукописях («историографические источники»); выявлялась и тщательно проверялась историческая библиография; уточнялись биографические сведения, зачастую весьма противоречивые; осмысливались собственно исторические источники - археологические, этнологические, письменные, памятники истории, градостроительства и архитектуры, искусства, музейные материалы, кино-, фото-, фоно-, видеоматериалы, данные языка как исторический источник, памятники фольклора. Главными же были письменные источники. Их социально-политическая тенденциозность очевидна. Отражение действительности в письменных источниках, как известно, определялось мировоззрени-мих авторов - сословно-корпоративными, идеологическими, национальными, конфессиональными взглядами и, наконец, личными пристрастиями. Вслед ствие этого историки порой давали противоположные оценки ключевых исторических ситуаций (дост аточно, например, сравнить оценку Гражданской войны и интервенции на Севере в трудах эмигранта Л. И.Страховского и чекиста М.С.Кедрова). Вот почему исторические источники, в том числе письменные, нуждались в более глубоком их изучении, с тем чтобы понять и правильно объяснить закономерности в истории Архангельского Севера, России и всего мира. Значительную сложность представляют вопросы хронологии и периодизации истории Архангельского Севера. После 1582 г. хронология исторических событий устанавливалась в соотнесении старого (юлианского) и нового (григорианского) календарей с хорошо разработанной времяисчислительной методикой. Однако во многих случаях эту, казалось бы, простую счетную операцию было невозможно осуществить из-за отсутствия в документах и литературе (особенно новейшей) точных указаний на календарные стили. Кроме того, при переводе численного обозначения годов с эпохи от Сотворения Мира (5508 лет до Рождества Христова) на эпоху от н. э. авторы публикаций не учитывали существования на Руси трех способов отсчета начала каждого года - «сентябрьского» (988-1700 гг.), «мартовского» (до конца XV в.) и «ультрамартовского» (до конца XIV в.). Петр I ввел (1700) западноевропейский «январский» год, установив способ отсчета лет от Рождества Христова и сохранив юлианский стиль (заменен григорианским лишь в феврале 1918 г.). Все это, конечно, усложняло точное определение как времени исторических событий, так и времени создания документов-первоисточников. Многие датировки в исторической литературе грешили ошибками не только в исчислении лет -от одного до полутора годов, но и в исчислении дней - на несколько суток, составляющих следующую разницу между старым и новым стилем: ХУ1-ХУП вв. - 10 суток, XVIII в. - 11, XIX в. - 12, XX в. - 13 суток. Во избежание новых ошибок мы во многих случаях оставляли юлианский стиль без каких-либо оговорок.