Северодвинск. Герб Северодвинска. Город Северодвинск
Северодвинск основан в 1936 году.
Территория города 120 кв. км
С 1936 по 1938 посёлок городского типа Судострой
С 1938 по 1957 город Молотовск
С 1957 Северодвинск
Телефонный код: 8184****** (81842*****)
Численность населения на 2007 год 193.2 тыс. жителей
Город расположен в 35 км. к западу от Архангельска и в 1200 км. от Москвы
С 2009 года мэр Северодвинска Михаил Аркадьевич Гмырин.
Герб города Гимн Северодвинска Справочник Мэр Северодвинска Карты Северодвинска Архангельская область Севмаш Звёздочка Карты районов области Отправка SMS

Образование

Детско-юношеский центр (Дюц) Северодвинска

Севмашвтуз - Филиал  Санкт-Петербургского морского технического университета в г. Северодвинске

Центр юношеского научно-технического творчества (Цюнтт) г. Северодвинске

Архангельская губерния в составе Российской империи (XVIII - начало XX в.)

07:05:2008 г.
Новую страницу в истории Архангельского Севера открыли приезды Петра I в Архангельск (1693, 1694, 1702). По воле царя-реформатора была возведена Новодвинская крепость, под строящимися стенами которой произошло сражение со шведами (25-26.06.1701); эта победа оказалась первой в ходе Северной войны.
Значительный источниковый материал позволил Ю.Н.Беспятых по-новому оценить ее в военной истории России. После этого сражения иноземные захватчики уже ни разу не осмеливались подойти с моря к Архангельску - ни каперствовавшие в 1808-10 гг. англичане, ни разорявшая мирные поморские становища англо-французская эскадра 1854-55 гг. Высоко оценив традиции поморского мореплавания, Петр I все же предписал (1715) строить на Севере вместо лодей и кочей суда европейского типа, «новоманерные» галиоты, гукоры, каты, флейты и яхты. Примером служили корабли заложенной им Соломбальской судостроительной верфи (1693) и суда постройки Вавчугской верфи Бажениных (1700-2). Суда новой конструкции стали строить более 20 крестьянских верфей (дер. Островская Кузонемского стана, Куростров около Холмогор, Чашевицкая верфь в Верхнетоемской волости, Лисестров, Заостровье и т.д.). На Соломбальской казенной верфи за полтора столетия (1693-1862) было спущено на воду свыше 500 кораблей, преимущественно для военно-морского флота. Многие корабли Соломбальской постройки вошли в историю Российского военно-морского флота [например, линейный корабль «Азов», удостоенный Георгиевского кормового флага за отличие в Наваринском сражении (1827)]. Суда архангельской постройки значительно пополнили Балтийскую флотилию. Беломорские военные корабли совершили мн огие кругосветные плавания.

Велика роль Архангельского Севера в освоении Арктики. По мнению М.В.Ломоносова, громадные пространства Северной Азии были открыты «неутомимыми трудами нашего народа». Холмогорский земляк Ломоносова Ф.А.Попов и пинежанин С.И.Дежнев на своих кочах обогнули с запада Чукотский полуостров и достигли берегов Камчатки (1648). В числе сибирских землепроходцев были двиняне Кондратий Курочкин, Василий Гусельников, устюжане Ерофей Хабаров, Владимир Атласов, мезенец Исай Игнатьев, пинежанин Михаил Стадухин, яренский посажанин Степан Глотов и многие др. В ХУП-Х1Х вв. поморы несли в «новые землицы» бескрайней Си-бири и Русской Америки хлебопашество и ремесла, искусство древостроения и судостроительства, усовершенствованные методы озерно-речного и морского промыслов. Недаром каргополец А.А.Баранов, первый правитель Русской Америки, назвал ее столицу Новоархангельском - в честь нашего Архангельска. К этому историческому движению «встречь солнца» северян побуждала их предпринимательская инициатива, жажда на йти новые промысловые угодья и «родимые» земли. «Исход» на восток осуществлялся на «ветряных» морских судах по «знаемым», чаще же незнакомым маршрутам в открытом«море-окияне». Суда шли на расстоянии 3-5, а в тихую погоду-15-20 верст от берега, в виду крестов-ориентиров, поставленных безвестными русскими землепроходца-ми на высоких местах. Рядом с ними сооружались кресты как путевые знаки и как мемориалы похороненным здесь же поморам, погибшим в плавании. Русские мореплаватели отваживались и на выход далеко в море, ориентируясь по звездам, и достигали в своих водных странствиях неоткрытых островов и архипелагов. На скалах Аникиева острова в Баренцевом море выбиты автографы промышленников из Кеми, Кандалакши, Сороки, Сумского Посада, Онеги (самая ранняя надпись сделана в 1650 г. Холмогорским жителем Григорием Дудиным). Экономика Архангельского Севера развивалась неравномерно. В первой четверти XVIII в. Архангельск отставал по числу ремесленников лишь от Москвы и Петербурга. Высокие темпы разв ития внешней торговли исследованы в трудах Н.Н.Репина. Указ Петра I о запрещении «отпуска товаров за границу» (4.04.1722) нанес ощутимый удар по Архангельску. Центр внешней торговли переместился в город-«парадиз» на Неве - Санкт-Петербург, а город-порт на Северной Двине надолго захирел. Тем не менее именно в это время были учреждены городской, а затем губернский магистраты, открыты ратуши', прошла реорганизация посадско-купеческих корпораций, образовалась сплоченная посадская община. В 1733 г. возобновившееся строительство кораблей в обновленном Архангельском адмиралтействе. Указом Екатерины II город на Двине был уравнен в торговых правах с Санкт-Петербургом. Ободренные этим монаршим благоволением, архангельские посадские общины избрали своего представителя в Комиссию по составлению Нового уложения - Н.А.Свешникова (1767); он представил Наказ архангельской посадско-торговой общины (авторы текста В.В.Крестинин и А.И.Фомин). Просвещенные архангелогородцы стали основателями первого в России «О бщества для исторических исследований» (1759-68). Судьба историка В.В.Крестинина прослежена в работах Ф.И.Черняховского, У.М.Поляковой, О.В.Овсянникова, Л.И.Цветковой и др.

Экономика Архангельского Севера исследовалась в трудах А.фон Пошмана, К.С.Молчанова, А.Я.Ефименко, С.Ф.Огородникова, В.В.Берви-Флеровского и других дореволюционных историков, а в советское время - в трудах П.М.Трофимова и П.А.Колесникова. В разработке конкретных проблем социально-экономической истории Европейского Севера в эпоху капитализма приняли участие П.П.Котов, Н.И.Голикова, А.М.Анфимов, О.Е.Бондаренко и др. После реформ 1860-х гг. государственные и удельные крестьяне северных уездов больше всего страдали от малоземелья. Их земельный фонд за 40 лет после 1861 г. почти не изменился, увеличившись лишь на 66 тыс. десятин (в 1861 г.-330 тыс. дес., в 1905 г.-396 тыс. дес.). На долю хлебородных Шенкурского и Холмогорского уездов приходилось 62% от всей запашки, имевшейся в Архангельской губернии, в остальных уездах земледелие развивалось относительно слабо. Везде преобладало традиционное трехполье, в котором озимое «поле» составляло в 1887 г. 32%, тогда как в Центральной России оно занимало половину крестьянских наделов. В итоге дефицит продовольственных хлебов составил в 1898-99 гг. 71%. Своим хлебом северяне прокормиться не могли, поэтому покупали привозной или пекли его из различных суррогатов. В какой-то степени крестьянский бюджет пополнялся прибылью от продажи продуктов животноводства и огородничества, доходами от неземледельческих промыслов. Дальнейшее развитие получило морское рыболовство. Баренцево море славилось треской и палтусом, Белое море - сельдью и навагой; высоко ценилась семга. В бассейнах северных рек и озер велось подсобное рыболовство. Архангельские, мезенские и печорские зверобои расширили промыслы тюленя и моржа, охотились даже на китов. Лесная охота была распространена почти повсеместно, а на Пинеге и Мезени превратилась в профессиональный вид крестьянского промысла. Специфический характер хозяйственной деятельности поморов освещен в этнографических очерках С.В.Максимова. По подсчетам историков-аграрников, в 1901 г. архангельские крестьяне получали окол о 45% своих непашенных доходов от лесных промыслов, 20% давало отходничество, 35% - морские промыслы. Собственно поморы, по мнению Т.А.Бернштам, составляли в это время около трети населения губернии. Как считает Г.П.Попов, с 1868 г. началась «вторичная», официальная колонизация Мурмана. Процесс организованного переселения оказался сложным. Правительство допустило ряд ошибочных решений, дозволив, например, селиться на вновь осваиваемых землях не только русским, но и норвежцам и финнам. Пришлось сдерживать поток иностранных колонистов, организовывать охрану морских промыслов от браконьеров, вести борьбу с контрабандой (например, с привозом норвежского рома). Интересы государства отстаивали энергичные архангельские губернаторы Н.Д.Голицын,А.П.Энгельгардт,П.В.Сосновский,С.Д.Бибиков и др.; благодаря ознакомительным поездкам по Крайнему Северу они хорошо изучили нужды ру сских поморов, содействовали развитию экономики края и просвещению; всемерно сдерживая натиск иностранных колонистов, губернаторы, однако, не допустили крупных конфликтов между Россией и ее северными соседями. Между тем в сельском хозяйстве наметились новые тенденции. За счет крестьян-отходников формировалась наемная рабочая сила. Разорившиеся крестьяне в массовом порядке уходили на «сторонние» заработки; их нещадно эксплуатировали торговцы-монополисты. Так, например, поморы были вынуждены по заниженным ценам отдавать казенными частным перекупщикам выловленную рыбу и продукты морской охоты. Постепенно сходило на нет крестьянское судостроение; если в 1855 г. в Архангельске оставались еще 2 судоверфи, то к началу XX в. не осталось и их. Прекратился когда-то прибыльный китовый промысел, тогда как у норвежцев, например, он процветал. Полный крах потерпело северное солеварение, исчерпало себя сахарное производство, значительно сократилось морское рыболовство. Таким образом, в Поморье обозначился экономический кризис, разрешить который правительство и губернская администрация оказались не в состоянии, несмотря на энергичную деятельность по оживлению поморской экономики таких крупных государственных дея телей, как С.Ю.Витте и некоторые архангельские губернаторы. Предпринятые ими научно-промысловые изыскания не помогли преодолеть кризис. К тому же сохранялось бесправное положение северной деревни; государственные крестьяне не освободились от мелочной опеки казны, а удельные крестьяне остались во власти Удельного ведомства, несмотря на крестьянскую реформу (1860-е гг.) и отмену крестьянских недоимок (1905). В крестьянской среде, особенно в удельной деревне, стало накапливаться недовольство своим положением. Эти настроения крестьян послужили социальной поч-вой для народнической идеологии, а позднее для революционной пропаганды партии эсеров. Под влиянием свободолюбивых призывов герценовского «Колокола» в Архангельске стала выходить рукописная газета «Колокольчик» (январь-март 1862). Ссыльные революционеры создавали народнические кружки и организации, история деятельности которых исследовалась в трудах Б.Г.Михайлова; по сохранившимся архивным материалам выявлено свыше 30 народнических пропагандистов. Среди них были В.В.Берви-Флеровский, П.И.Войнаральский, А.А.Франжоли и др. Однако северные крестьяне не восприняли их революционных призывов; многие пропагандисты были «сданы» самими же крестьянами властям. Беспочвенность народнической идеологии критиковала в своих трудах А.Я.Ефименко, предсказавшая неизбежный распад сельской общины, на которую народники смотрели как на ячейку будущего социалистического общества.

В 1860-1910-х гг. ведущей отраслью северной экономики стало лесопильное промышленное производство. Второстепенную, но важную роль играли лесохимические, кожевенные, салотопенные и мукомольные производства полумануфактурного типа. Однако в составе промышленных отраслей отсутствовали машиностроение, металлургия, добыча нефти и каменного угля. В социально-экономическом развитии края ведущее место занял Архангельский пригородный район, в котором, по подсчетам исследователей, находилось 7-10% всех предприятий губернии, но они выпускали 60-70% промышленной продукции (1913). Формирование промышленного пролетариата было весьма специфичным: подавляющая часть рабочих лесопильных заводов и других производств состояла из крестьян-сезонников, лишь на время ставших рабочими, но не порвавших с родными деревнями и сохранивших там свои земельные наделы. Сезонники работали на предприятиях с низкой организацией производства, подвергались жестокой эксплуатации, использовались, как правило, на ручной работе (св ыше 80% рабочих-сезонников были чернорабочими). Однако численность лесопильных предприятий стремительно росла (7 лесозаводов в 1847 г., 44 - в 1913-м). Основным видом лесопильного оборудования являлась пилорама; круглопильные станки появились сначала на заводах Е.Классена (1820-22), затем на других архангельских лесозаводах (33 пилорамы в 1882 г., 496-в 1907-м). Наращивалась мощность паросилового хозяйства; с 1888 г. на заводе Шенлейна в Онеге начали использовать электричество, с 1901 его применяли уже на всех лесозаводах губернии. Наиболее крупными предприятиями стали лесозаводы братьев Вальневых, Ульсена, Стампе, Сур-кова,Шергольдов, «Удельного ведомства» (по 9-10 пилорам на каждом). Первый паросиловой лесозавод в Онеге был построен в 1864 г., а в 1913-м их стало уже пять (заводы Бакке, Вагера, Фришенбрудера, Прютца и Витта). В Мезени с 1870 г. развернул энергичную деятельность лесопромышленник Н.И.Русанов (в 1912 г. два лесозавода). С 1897 г. начали широкую вырубку лесов на Печоре шведск ие капиталисты, и через два года (1899) здесь уже хозяйничала фирма «Ульсен.Стампе и К°», построившая в начале 1900-х гг. два лесозавода, один из которых, «Стелла Поларе», стал крупнейшим лесопильным предприятием на Севере.

В трудах П.М.Трофимова изучено развитие лесопильного производства; историк-экономист пришел к выводу о росте зависимости лесного дела в Архангельской губернии от иностранного капитала: если в 1832 г. Иностранцам принадлежал лишь один лесозавод, то в 1912 г. из 42 предприятий они владели уже 24 лесозаводами. Одна за другой появлялись акционерные компании; к 1900 г. их было 9 с общим капиталом в 7,5 млн. рублей. Крупнейшие из них-компания «Онежский лесной торг» (образована в 1864 г.), «Беломорская К°» (1858), товарищество заводов «Русанов и сын» (1893), «Маймаксанское лесное товарищество» (1900)-конкурировали друг с другом, безжалостно подавляя или вбирая в себя мелкие предприятия. Активно шел процесс монополизации лесопильного производства. В 1913 г. оформились две монопольные группировки капиталистов-акционеров - Брандт-Шергольдовская (8 лесозаводов) и Кларк-Шольц-Ульсен-Валь-невская (7 лесозаводов), на долю которых приходилось в разное время от 60 до 80% лесопиль-ного производства в губерн ии. Таким образом, на Архангельском Севере складывалась промыш-ленная буржуазия, способная консолидироваться в значительную социальную силу.

Стремились к организации и северные рабочие. Разрозненные и бессильные в своем стихийном протесте против эксплуатации, они получили поддержку со стороны революционеров нового поколения. В конце XIX в. главной фигурой северной ссылки стал социал-демократ, хотя в колониях политссыльных находились революционеры и других политических групп. Социальное лицо Архангельской ссылки в 1895-1905 гг. исследовано в трудах С.Я.Косухкина, В.В.Малиновского и М.Н.Супруна. В конце 1890-х гг. в Архангельске оформился комитет политических ссыльных. В 1898 г. на лесозаводе компании «Ульсен, Стампе и К°» (остров Бревенник) появился первый социал-демократический кружок рабочих-лесопилыциков во главе с А.В.Шестаковым. Деятельность и этого, и 20 других кружков (1901) освещена в трудах А.Г.Веселова. Рабочие-кружковцы работали под руководством Рабочего комитета (возник в 1898 г.), в состав которого вошли ссыльные социал-демократы Н.В.Романов, А.К.Петров, местный рабочий С.Г.Лушев и др. В 1903 г. оформилась социал-дем ократическая группа А.А.Экка, С.С.Иванова и Б.Смирнова. В январе 1904 г. жандармы обнаружили их связи с членом Рабочего комитета А.А.Поддубным. Эти две организации («группа Экка» и Рабочий комитет) объединились в Архангельский комитет РСДРП, признанный «полноправным» на III съезде РСДРП по представлению архангельского социал-демократа Н.А.Шевелкина, делегата съезда с совещательным голосом. Деятельность комитета еще не до конца изучена историками, остаются неосвещен-ными, к сожалению, некоторые периоды его деятельности, особенно время с 1907-го по 1915 г. Рабочие и крестьяне Архангельской губернии с некоторым опозданием включились в российскую революцию 1905-7 гг. Первыми выступили важские крестьяне. Их революционная борьба охарактеризована в трудах А.Г.Веселова и Е.И.Овсянкина. Важские крестьяне создали в ноябре 1905 г. Союз шенкурских крестьян, вошедший на правах отделения во Всероссийский крестьянский союз. Самой распространенной формой социального протеста удельных крестьян стал «порубоч ный повал» казенного леса в 25 уездах Европейского Севера, в том числе в 9 уездах Архангельской губернии; активное участие в лесных порубках приняли и государственные крестьяне. Губернские власти более 20 раз посылали в мятежные уезды карательные отряды. Произошли столкновения крестьян с казаками и солдатами. По губернии прокатилась волна митингов и демонстраций (Шенкурск, Вельск, Пинега, Пустозерск и пр.). На заводе «Стелла Поларе» произошло совместное выступление крестьян и рабочих (1.05.1907). Революционное брожение среди рабочих усилилось после обнародования Манифеста 17 октября 1905 г. Рабочие, полит ссыльные и учащаяся молодежь Архангельска устроили уличную манифестацию, разогнанную черносотенца-ми и полицией; были убиты ссыльный М.Ю.Гольдштейн и местная учительница А.А.Покотило. В дни декабрьских вооруженных восстаний в стране (1905) забастовали железнодорожники Няндомы; к стачке присоединились рабочие и служащие станций Лухтонга, Плесецкая, Шожма и Шалакуша, в результате было остано влено движение поездов на участке Емца-Вожега. В 1906 г. в борьбу включились рабочие-лесопильщики (78,6% от общего числа заводских рабочих). 1.05.1906 г. праздновали Первомай совершенно открыто. Сразу после праздника забастовали рабочие Онежского, Печорского и Александровского уездов. Стремительно формировались профсоюзы (к январю 1907 г. возникло 16 профессиональных союзов). Забастовка 12 архангельских лесозаводов в феврале-марте 1907 г. проходила уже под руководством профсоюзов. Эти события обстоятельно описаны в трудах Е.Д.Федотовой, А.И.Потылицына, А.Г.Веселова и др.

После подавления революции правительство попыталось провести аграрную реформу, основные принципы которой были сформулированы (1906-7) П.А.Столыпиным. На Архангельском Севере преобразования в основном коснулись важских крестьян. Однако удельные крестьяне на собственном опыте убедились, что выход из сельской общины на отруба и выселение на хутора были экономически невыгодны, и в результате в Шенкурском уезде из общины вышли только 1,1% крестьянских хозяйств. Не оправдала себя и переселенческая политика, имевшая относительный успех в рамках «упорядоченной» колонизации Мурмана и выезда единичных семей в далекую Сибирь. Интересы северного крестьянства отстаивали гласные Государственной думы И.В.Галецкий и А.Е.Исупов (1-2-й состав думы), И.С.Томилов и Н.В.Мефодиев (3-й состав), П.А.Леванидов и Н.А.Старцев (4-й состав), деятельность которых исследована в трудах Е.И.Овсянкина.

В начале XX в. Архангельск представлял собой заурядный губернский город, а уездные города оставались захолустными поселками. Однако в облике северных городов присутствовали черты, отличавшие их от большинства провинциальных городов России. Архангельск, Онега, Мезень и вновь построенный Александровск были включены в систему международной морской торговли. Кроме того, отсюда открывалась «дверь» в Арктику. Из Архангельска выходили в плавание многие полярные экспедиции (В.А.Русанов, Г.Я.Седов, Г.Л.Брусилов и др.). Велись интенсивные гидрографические, геодезические и гидрологические исследования в Белом и Баренцевом морях (А.И.Вилькицкий, М.Е.Жданко, А.И.Варнек, Б.А.Вилькицкий, Н.И.Евгенов и др.). Изучалась биология северных морей (Н.М.Кншгович,К.М.Дерюгин,Г.А.Клюге и др.). Проводились научные эксперименты по сельскому хозяйству в условиях Приполярья (А.В.Журавский). Организовывались масштабные инженерные портоисследования (П.ГМинейко, Г.Я.Н-ливайко и др.). В научных экспедициях Комитета для пом ощи поморам Русского Севера принимали участие многие политические ссыльные (А.С.Розанов, Н.В.Романов, В.А.Радус-Зенькович и др.). Значительную североведческую работу проводило Архангельское общество изучения Русского Севера (1908-20). В начале XX в. получила развитие крестьянская кооперация, во главе которой встали агрономы, землемеры, ветеринарные врачи, учителя. Возникли потребительские общества (в 1909 г. в Архангельской губернии их было 29, в 1915-м-72). И все же научно-культурный потенциал северян в эпоху капитализма был востребован не полностью.