Северодвинск. Герб Северодвинска. Город Северодвинск
Северодвинск основан в 1936 году.
Территория города 120 кв. км
С 1936 по 1938 посёлок городского типа Судострой
С 1938 по 1957 город Молотовск
С 1957 Северодвинск
Телефонный код: 8184****** (81842*****)
Численность населения на 2007 год 193.2 тыс. жителей
Город расположен в 35 км. к западу от Архангельска и в 1200 км. от Москвы
С 2009 года мэр Северодвинска Михаил Аркадьевич Гмырин.
Герб города Гимн Северодвинска Справочник Мэр Северодвинска Карты Северодвинска Архангельская область Севмаш Звёздочка Карты районов области Отправка SMS

Образование

Детско-юношеский центр (Дюц) Северодвинска

Севмашвтуз - Филиал  Санкт-Петербургского морского технического университета в г. Северодвинске

Центр юношеского научно-технического творчества (Цюнтт) г. Северодвинске

Три столетия ягорского острова

15:04:2008 г.
Во второй половине XVI века название острова Ягры было широко известно в России и Европе. О нем, затерявшемся в дельте Северной Двины, говорили купцы и дьяки московских приказов, коронованные особы и европейские дипломаты. Всего за несколько лет предприимчивые англичане сумели превратить удобную бухту между
Николо-Корельским монастырем и Яграми в "порт Св. Николая". Глубины Никольского залива были тщательно промерены Стифеном Бэрроу в 1556 году с целью составления подробной лоции. В том же году у выхода из залива появился сигнальный маяк. Обживая новое место торговли, купцы лондонской Московской компании добились от Ивана Грозного разрешения построить на Розовом Острове собственный торговый двор. Соседями англичан на Яграх были лишь крестьяне Николо-Корельского монастыря, издавна имевшие на острове покосы и несколько рыбацких избушек.

В1578 году по соседству с Никольским, на Пудожемском устье Двины, к которому Ягорский остров обращен своей северной стороной, обосновались главные конкуренты англичан на русском рынке того времени - голландцы, которые тоже не замедлили с постройкой торгового двора. Руководил голландцами антверпенский купец Ян де Балле, получивший в России прозвище Иван Белобород. Белобород очень быстро установил самые дружеские отношения с Никольскими монахами и местными жителями, вовлекая их в свои торговые операции. Одна из безымянных проток вдоль острова Ягры, по которой можно было на лодке добраться от монастыря До голландского двора, получила в то время название Белобородиха (ныне речка Ягорка). Интересно отметить, что историческое название маленькой речки сохранялось очень долго: даже на картах 1/98 года, то есть спустя два столетия, оно было неизменно.

Бурная торговая жизнь на "Розовом острове" продолжалась менее сорока лет. В 1591 году "английский гостиный дворец" переехал к стенам нового города Архангельска, однако купцы и дипломаты, приезжавшие в Московию, до 20-х годов XVII столетия частенько навещали Николо-Корельский монастырь и оставленный на Яграх двор.

После ликвидации иноземных дворов на Ягорском острове монастырь решил серьезно заняться его хозяйственным освоением. Если в тарханной грамоте царя Василия Шуйского 1607 года на Яграх упоминаются лишь несколько покосов для заготовки сена, да рыболовецкие тони, то в грамоте царя Михаила Федоровича (1613-1645) мы можем найти сведения о развитом рыболовецком промысле на острове, монастырских конюшнях и скотном дворе, при которых круглый год жили работники - первые постоянные жители Ягр. Особой статьей доходов Николо-Корельского монастыря была добыча речного и морского жемчуга в Никольском заливе и речных протоках вокруг Ягорского острова. В XVII столетии обитель платила специальный жемчужный налог в царскую казну, а в XVIII веке даже составили специальную карту с обозначением мест ловли "мушелей" (раковин-жемчужниц) в Никольском заливе.

В царствование Михаила Федоровича, первого государя династии Романовых, на острове Ягры обосновались стрелецкие караулы, охранявшие подходы к Архангельску "от прихода неприятельских судов". Совершенно не случайно остров стал аванпостом защиты архангельского порта. В то время и Никольское, и Пудожемское устья Двины были проходимы для крупных судов, лишь в XIX столетии они начали катастрофически мелеть. Два поста на южной и северной оконечностях Ягр позволяли контролировать эти двинские рукава. На одной старинной европейской карте XVII века рядом с описанным нами постом стрелецкого дозора обозначен и домик лоцманской службы, переехавшей позднее на остров Мудь-юг.

При первом Романове Ягорский пост состоял из двух стрелецких отрядов, по пятидесяти человек в каждом. На три летних месяца стрельцов присылали сюда из Архангельска, где жили их семьи. Отличались эти воины разгульным нравом и поведением, что пугало Никольских монахов, пытавшихся обходить караулы стороной. Архангельский воевода не слишком утруждал себя заботой о дисциплине на отдельных постах, и не заботился о регулярном завозе продовольствия для стрельцов. От халатности городского военного начальства пострадал Николо-Корельский монастырь. Караулы, стоявшие на Яграх, начали настоящий грабеж монастырских судов, приходивших в Никольский залив из беломорских вотчин обители. Хорошо налаженное хозяйство монахов стало быстро приходить в упадок. Раздосадованный полным бездействием воеводы Никольский игумен Лазарь подал жалобу на "бесчинства воинских людей" в Москву:"... стрельцы их монастырских старцов и служек и трудников с монастырскими запасы не пропущают, и суды их задерживают, и их грабят, и всякие монастырские запасы перебивают, и от того... насильства чинятся... убытки великие...". 12 мая 1635 года сам царь вынужден был указать двинскому воеводе Григорию Андреевичу Плещееву, что монахов и их крестьян следует ограждать "от стрелецкого насильства".

15 мая 1659 года уже другой царь - Алексей Михайлович - повелел усилить ягринский пост, охранявший Пудожемское устье, с предписанием "беречь накрепко, чтобы в те устья воинским кораблям приходу не было". Однако, ни в том году, ни позже, попыток захватить Архангельск со стороны неприятелей России не последовало, и местным властям показалось не нужным держать караулы на дальних островах. В 80-х годах в XVII столетия стрелецкий пост с острова Ягры переехал на 15 верст ближе к городу и, возможно, просуществовал бы там много лет, если бы караульщики вели себя тихо. Но горе - воины вспомнили свои давние разбойничьи привычки. Спустя полвека Николо-Корельский монастырь вновь жаловался царю на стрельцов: "...крестьянам во всем чинят всякое деревенское разорение, а проезжих богомольцев и работных людей, в монастырь не допустя, грабят, а жен и девок бесчестят". При разборе скандального происшествия в Москве обратили внимание и на то, что караул поставлен в неподобающем месте. Царским Указом 23 мая 1684 года примерно наказанных стрельцов вернули на Ягорский остров к Пудожемскому устью.

На протяжении XVII века военные действия обходили стороной Белое море. Реальная опасность для единственного морского порта России возникла лишь в следующем XVIII столетии, с началом знаменитой Северной войны. Петр I, строивший планы отвоевать у Швеции выход к Балтике, понимал, что смертельный удар России Шведы могут нанести именно с севера. Главной цитаделью на подступах к Архангельску, по замыслу Петра, должна была стать Ново-Двинская крепость, которая спешно возводилась на острове Линский прилук в Березовском рукаве Двины, ставшем к тому времени основным судоходным фарватером. Нуждались в охране и защите и другие устья реки. 8 и 12 июня 1701 года царь шлет из Москвы письма архангельскому воеводе Алексею Петровичу Прозоровскому, в которых сообщает о готовности Шведской военной экспедиции к Архангельску. Петр предписал воеводе разослать к устьям Двины вооруженные караулы. Такой пост появился и на Яграх. Чуть позже меры предосторожности были усилены. Из дельты срочно убрали все навигационные знаки и даже спилили некоторые высокие деревья, которые можно было использовать в качестве ориентиров. Пудожемское и Мурманское устья в самых узких местах забивали камнями, сваями, засыпали песком. В них же затопили несколько старых судов. Стрелецкие дозоры, стоявшие на островах возле Пудожемского и Мурманского устьев, были усилены двумя сотнями солдат под командованием двух капитанов и двадцатью пушками. Ко времени прихода шведской эскадры на Ягорском острове у Пудожемского устья был сосредоточен солидный отряд, вооруженный пушками. Интересно отметить, что воевода А.П. Прозоровский, не отличавшийся смелостью, 25 июня 1701 года, за несколько часов до нападения шведов, выехал из Архангельска к Никольскому устью. Возле острова Ягры под защитой сильного отряда он переждал опасное время. В ночь с 25 на 26 июня у Новодвинской крепости произошло историческое сражение, в котором шведы были разгромлены. Отряды, расположенные на островах, так и не приняли участия в боевых действиях, но до конца навигации оставались в полной боевой готовности, ожидая нападения уцелевших кораблей неприятеля.

С Петровских времен остров Ягры стал рассматриваться не просто как место передового караула, а как одна из ключевых точек в системе обороны Архангельска. Всякий раз, как только поступал приказ о приведении в боевую готовность Новодвинской крепости, начинались военные приготовления на островах Мудьюг, Лясомин, Ягры и в Лапоминской гавани. На протяжении XVIII столетия острова дельты Северной Двины три раза готовились к отражению на падения на Архангельск. История распорядилась так, что во всех трех случаях противником России выступала Швеция. Потерпев сокрушительное поражение в двадцатилетней Северной войне (1700-1721 гг.), она дважды пыталась возвратить утраченные земли в Прибалтике, а заодно и уничтожить колыбель русского военного флота-Архангельск.

Русско-шведская война времен царствования Елизаветы Петровны (1741-1743 гг.) показала полную неспособность шведов противостоять русской военной мощи. Закончилась она довольно быстро и серьезных последствий не имела. Однако некоторые мероприятия по усилению обороны устья Двины успели провести. 29 января 1742 года архангельские власти послали в Военную коллегию в Санкт-Петербург рапорт и карту, в которых изложили соображения по укреплению Пудожемского и Мурманского устьев. В столичных ведомствах долго рассматривали вопрос о строительстве постоянных укреплений в дельте Северной Двины. Только ранней весной 1743 года, всего за три месяца решила до окончания войны, Главная канцелярия артиллерии и фортификации решила начать проектирование редутов, но в Петербурге не нашлось подробного плана местности, прилегающей к Никольскому и Пудожемскому устьям. 29 марта 1743 года Архангелогородская губернская канцелярия направила в Николо-Корельский монастырь инженер-кондуктора (унтер-офицерский чин) Федора Неелова с поручением:"... осмотреть и учинить тому монастырю план с профили со облежащей ситуацией, до взморья и до устья реки". На основании этого натурного чертежа в столице собирались окончательно решить вопрос об укреплении Ягр. Подписание 28 июня того же года в Або мирного договора со Швецией отодвинуло строительство редутов на неопределенный срок.

Елизаветинские проекты достали из архива уже при Екатерине Великой, и опять виновником этого стала Швеция. Летом 1788 года король Густав III решил воспользоваться сложным положением России на турецком фронте, чтобы вернуть восточное побережье Балтийского моря. Русское командование вполне резонно решило, что в условиях войны на Балтике необходимо обеспечить надежную оборону Архангельска - единственного порта страны, который не был блокирован неприятелем. В июле 1788 года в город прибыл новый командир порта вице-адмирал Иван Яковлевич Барш, который назначил начальником береговых батарей капитана Макарова. Последнему Барш поручил построить два редута на острове Нижние Ягры.

Здесь необходимо пояснить, что в XVIII столетии на картах дельты Двины обозначались два острова Ягры - Верхние и Нижние, разделенные речкой Белобородихой, о которой говорилось выше. Лишь в первом десятилетии XIX века бывшие Верхние Ягры получили на военных и морских картах название Угломин, сохранившееся поныне. Бывшие же Нижние Ягры стали просто Яграми.

Что же представляли собой редуты, построенные на острове в конце XVIII века? Это были своеобразные четырехугольные мини-крепости, обнесенные земляным валом и довольно широким рвом. Все редуты, - а всего в дельте Двины в 1788 -1790 годах их построили восемь, - были снабжены световым телеграфом, представлявшим из себя систему деревянных вышек, на которых в случае опасности или нападения, разводили огонь, чем подавали знак соседним батареям и военным постам. Эффективность действия "телеграфа" проверяли во время учений. Для своего времени он был самым быстрым средством подачи сигнала тревоги. Деревянные вышки "телеграфа" стояли возле обоих ягринских редутов. Редут на южной оконечности Ягр был вооружен шестью пушками, стрелявшими двенадцатифунтовыми (около 5 кг) ядрами, северное укрепление, прикрывавшее вход в Пудожемский рукав, обладало более солидной огневой мощью - 8 орудий с 30-фунтовыми (около 12 кг) ядрами. С вала северного редута можно было видеть фрегат "Ловец", стоявший всю навигацию на рейде между Пудожемским и Мурманскими устьями Двины. А непосредственно у берега острова Ягры дежурили две канонерские лодки. Их целью было не допускать высадки на остров неприятельского десанта и захвата береговых батарей.

Несмотря на то, что силы шведского флота были скованы боями на Балтике, три навигации укрепления дельты Двины находились в полной боевой готовности. Боевой дух артиллеристов и моряков поддерживался многочисленными ученьями, проверками, стрельбами. За три года проходы в рукава Двины были пристрелены с точность до полуметра, но длительные тренировки канониров оказались напрасными, в августе 1790 года Швеция признала свое поражение.

В последующие два десятилетия подобного рода военные приготовления стали для Ягр обычным делом. Войны шли непрерывно и всякий раз требовали усиленной защиты Архангельского порта и верфи. В1798 году, во время войны Павла 1с наполеоновской Францией, у входа в Никольский залив, напротив редута на южных Яграх, появился фрегат, дополнительно охранявший устье Двины. В начале царствования Александра I, когда Россия заключила с Наполеоном союзнический договор, Архангельск ожидал нападения англичан. Масштабы военных приготовлений этого времени (1807-1810 гг.) превзошли все, бывшее ранее. Боялись не только английского флота, но и кораблей Швеции, с которой в эти же годы шла война за обладание Финляндией. Поначалу объявили боевую готовность на всех редутах и батареях дельты Двины, распределив архангельский гарнизон по островам. Однако этого показалось недостаточно, и в 1808 году в город прибыли дополнительно два мушкетерских полка. Солдат из них сразу разослали в Новодвинскую крепость и по укреплениям устья. Вся военная флотилия архангельского порта (1 фрегат-шлюп, 1 катер, 4 плавбатареи - по 14 орудий на каждой, 4 канонерки и 39 мелких судов) разбилась на четыре отряда. Один из этих отрядов базировался на Никольском устье возле Ягр. Число пушек на редутах увеличили почти вдвое. В довершение всех военных приготовлений решили сделать Никольское устье непроходимым для крупных кораблей и затопили в нем 15 барок, " Памятная книга" Николо-Корельского монастыря сохранила для истории некоторые подробности событий 1808 года на острове Ягры и вблизи от него. 10 мая в монастырь и на остров прибыли "майор с капитанами и поручиками и с двумя ротами солдат для предосторожности от неприятельских со стороны Англии действий" 10 июня того же года этот отряд посетили высшие военные командиры, находящиеся в то время в Архангельске: командир Угличского полка генерал-майор барон Эрзуров, командир Софийского полка генерал-майор Петр Богданович Нилус и полковник Иван Степанович Кутузов. Целью их приезда была проверка боевой готовности солдат и осмотр места предполагаемой обороны. Однако противник не предпринял экспедиции к Архангельску, и еще перед Отечественной войной 1812 года воинские караулы из многих редутов на Двинских островах были переведены в город или Новодвинскую крепость. Вскоре при подробных гидрографических исследованиях дельты Двины выяснилось, что укрепления на Яграх вообще могут быть упразднены за обмелением Никольского и Пудожемского устьев, которые ими охранялись. Оба устья использовались небольшими поморскими судами, но для захода крупных военных кораблей фарватера не было (видимо, одной из причин такого обмеления были заграждения из затопленных кораблей).

Со второго десятилетия XIX века Ягорский остров стал пустынным. Изредка его навещали рыбаки, имевшие на берегу временные избушки. Никольские монахи перестали вести на острове хозяйство еще в XVIII столетии, после конфискации церковных земель Екатериной II. Разрушенные дождями и в етрами валы редутов стали обрастать легендами среди местных жителей. П. Богословский, опубликовавший в 1849 году интересные заметки о путевых впечатлениях от поездки из Архангельска в Сюзьму, упоминает такой факт: "... край этот исполнен памяти о Петре Великом: везде, на всем запечатлено его имя; так, например, если бы вам вздумалось осмотреть уцелевшие остатки укрепления на острове Ягры..., то проводник ваш, крестьянин, непременно скажет вам, что "это строил сам царь Петр".

В годы Крымской войны, когда английская военная эскадра действительно угрожала Архангельску и бомбардировала Соловецкий монастырь, вспомнили о старых укреплениях, но за тридцать лет они так разрушились, что восстановить их спешно оказалось невозможно. С того момента остров Ягры не появлялся на страницах истории нашего края. Первый период его бурной жизни прошел, до второго было еще очень далеко...
Сергей ШАЛЯПИН, кандидат исторических наук
Информация из книги: А. Масленникова"Северодвинск - испытание на прочность" 1998г.